воскресенье, 9 августа 2015 г.

Моя Мракобесная

Перед тем, как вступить в самостоятельную жизнь в другой стране нужно пренепременно сделать две вещи: сгонять на Родину и посидеть на гелендвагене. Я мастер подобное совмещать.

Жаритесь, Родные?



Тю, ну, в меру распущенности.

Для меня Питер - это когда в метро пять минут стоишь в очереди на эскалатор, потом еще десять на нем поднимаешься, бежишь к выходу, а там еще один эскалатор. Когда в Луи Витоне на Конюшенной тебе предлагают кофе и посидеть, а в подвале у Исаакиевского - открыть купленное только что вино, пластиковые стаканчики и чёрный пакет. И пить это вино идешь не на падик, и даже не в парадку, а на самую любимую набережную с видом на следственный изолятор. 
Когда весь город - помойка, и ни одной гребаной "мусорки".



Вообще, на всей этой волне ностальгии и распития спиртного в общественных местах, я поняла кое-что: нельзя уехать откуда-то окончательно. И я сейчас не об этой вашей романтической ерунде. Глубокой душевной привязанностью к блестящим штукам и бронзовым мужикам на конях я не обладаю. В Питере такого полно, и оно все безумно красивое. Одно из зданий с завиточками и видом на Неву даже свело когда-то моих родителей, и я правда все это ценю, люблю и уважаю, но, вернувшись туда в последний раз перед переездом, который занесет меня еще дальше, чем в прошлый раз, я поняла, что, когда бы я сюда не вернулась, здесь все будет так же: в золоте, мраморе и завитках, ждать свою блудную дочь и по совместительству Вашего Скромного Рассказчика. А со мной всегда будет моя питерская склонность к меланхолии, депрессивной литературе и распитию на улицах. Ещё штопор и зонтик, естественно. Этому Моя Мракобесная меня научила. 


В обмен на потенциальное ментальное расстройство, трупный цвет кожи и выражение лица родной город дал мне понимание того, в какой примерно квартире и от какой примерно жизни Раскольников прикончил старуху и почему у Пушкина культурная столица - "Город пышный, город бедный, дух неволи, стройный вид". Да знаю я, что хреновый обмен. Курс видели?

А, ну еще пару кентов ничего таких. Они просто обидятся, если я их не упомяну.

А две недели на Родине дали мне кучу фотокарточек:

Фотокарточка классическая.
Мойка. 10 утра. Я иду подавать на визу в первый раз.
Еще классическая.
Столп. 10 утра. Я снова иду подавать на визу.
Два столпа. Все еще десять.
Когда все твои подруги - красотки, а ты "ну такое".
Когда твой бургер - красавчик, а ты... ну вы поняли.
Общаюсь с белочкой.
Держу индюшенка. 
Держу счастье.
Сфоткались с пацаном.
Моя Любовь.
С инфраструктурой в культурной столице проблем нет.
Мой Минск приехал в мой Питер. И недели без меня не могут.
Вы устали от подписей? Я устала от подписей. Всякое:











Скука, холод и гранит, а?
Живу-люблю,
Муравей х

Комментариев нет:

Отправить комментарий